От построения в обители первого каменного храма в 1660 годах до учреждения духовных штатов в 1764 году.

Период цветущего состояния обители.

Во второй половине XVII столетия, когда монастырские храмы, построенные еще в половине XVI столетия, уже обветшали, равно как и прочие монастырские постройки, и вообще обитель очевидно нуждалась в обновлении своих зданий, Бог подвигнул на сие дело, из числа окрестных бояр, одного Христолюбца, окольничего Михаила Алексеевича Ртищева, сын которого, Федор Михайлович, будучи близким человеком к царю Алексею Михайловичу, споспешествовал своим влиянием при Дворе благому совету родителя.

Из вкладной монастырской книги видно, что тщанием Ртищева в 1667 году началась в монастыре постройка каменного Соборного храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы, на что, по его челобитью, благочестивый царь Алексей Михайлович пожаловал с Тульских заводов связного железа. Примеру Ртищева соревновали и другие окрестные бояре и «всякого чину люди», как доказывает та же вкладная книга, и усердием их соборная церковь была с теплой трапезой вскоре совершена. Из деревянных же церквей Зачатейская была тогда же перенесена в подмонастырское сельцо Добринское и сделана приходской, для совершения в ней богослужения и мирских треб монастырским крестьянам. Покровская же церковь, за ветхостью или за неимением в ней нужды, по времени разобрана и употреблена в пользу монастыря.

По устройстве и освящении каменного Соборного храма, первое попечение ревностного храмоздателя и обновителя обители, окольничего М.А. Ртищева, было: учредить в ней, вместо игуменства, архимандритство, о чем и ходатайствовал он у Преосвященного Павла, митрополита Сарского, который в 1670 году просил о сем царя Алексея Михайловича, а сей «пожаловал, повелел города Лихвина в монастыре Пречистыя Богородицы, зовомом Добрым, на место игуменское учинить архимандрию»; вследствие сего повеления Преосвященный Павел, митрополит Сарский и Подонский, игумена сего монастыря, Варсонофия, посвятил в архимандрита, а в 1672 году, по докладу того же Преосвященного Павла, дозволил Государь помянутому архимандриту и будущим по нем употреблять во священнослужении епископскую шапку и ковер, на что дана и грамота от митрополита.

А в 1698 году, по повелению Святейшего Патриарха Московского, Преосвященный Тихон, митрополит Сарский и Подонский, повелел Доброго монастыря архимандриту Иоасафу и впредь по нем будущим архимандритам иметь во всей Крутицкой епархии архимандритскую степень первую, о чем имеется в обители подлинная грамота за подписью Его Преосвященства. А архимандрии же по той грамоте значатся в Крутицкой епархии: в Перемышльском Троицком Лютиковом монастыре, в Белевском Спасском, в Лихвинском Добром, в Вяземском Предтечевом и в Мещовском Георгиевском, из коих первой велено числиться в сем Покровском Добром монастыре.

Когда таким образом исполнилось желание возобновителя обители, окольничего Ртищева, учреждением в ней архимандрии, в то время явились ему соревнователи и в устроении церковного благолепия приличной утварью. Первое место между ними, как показывает вкладная книга, принадлежит князю Никите Ивановичу Одоевскому, который в 1671 году дал в Дом Пречистыя в Добрый монастырь священные покровы и воздух да палицу; из них на покрове шито Снятие Господа со Креста, на другом Положение в гроб, а на воздухе Погребение Христово, на палице же Преображение Христово, шиты золотом и серебром с шелком в лицах, а кругом их шиты Тропари золотом большими словами. Вещи сии сохраняются и доныне в монастырской ризнице. В 1693 году он же дал в дом Пречистыя Богородицы в Добрый монастырь вкладу по своих родителях, погребенных в сей обители: шапку среброкованную позлащенную с камнем и жемчугом, а цена шапки 500 рублей. В том же году пожаловал еще полное облачение священнику и дьякону, в коем на поручах и епитрахили пуговицы сребропозлащенные, да еще подал часы боевые немецкие, и 300 пуд железа на церковное строение. Заметим, что и в последующие времена род князей Одоевских долго еще не переставал щедро снабжать разными вещами св. обитель, как видно сие из многих мест вкладной книги.

Благоверная Государыня и Великая Княжна Евдокия Алексеевна пожаловала ризы постные атласные таусинные с золотом, епитрахиль с 10 сребропозлащенными пуговицами, и поручи с 10 же пуговицами серебряными.

Великий Господин, Преосвященный Тихон, митрополит Сарский и Подонский, пожаловал два подризника, епитрахиль, стихарь, орарь и двое поручей из тканей также драгоценных. Сей архипастырь и в последующее время не оставлял Добрый монастырь пожертвованием многих церковных вещей.

Примеру этих главных благотворителей последовали и прочие окрестные дворяне, как то: Ртищевы, Ханыковы, Племянниковы, Бунаковы, Темирязевы, Яковлевы и многие другие, жертвовавшие лошадьми, рогатым скотом и разным хлебом до преизбытка, как, например, князь Федор Федорович Хотетовский (в 1694 году) вдруг пожаловал 100 четвертей ржи, и другими вещами, нужными для монастырского обихода.

Построению, вместо обветшавших, новых деревянных зданий более всех вспомоществовали дворяне Ханыковы и Темерязевы, из коих первые пожертвовали строевого лесу 3700 бревен, а последние 3000 бревен. Из оного лесу построен был вне монастыря скотный двор, а внутри монастыря братские келии и келия казенная, а настоятельские келии исправлены. К таковым пожертвованиям для обители располагало окрестное дворянство как погребение их в оной, так и пострижение некоторых из них в монашество. Так здесь погребены: князь Никита Иванович Одоевский, Кирилл Савич Бунаков, Мелания Бунакова, Андрей Денисович Яковлев, Анна Васильевна, и в позднейшее время Ханыковы: майор Яков Николаевич (ум. 1803), супруга Наталия Маркеловна (ум. 1810), сын их, член Государственного Совета, статс-секретарь, тайный советник, Василий Яковлевич (ум. 1851), и супруга его Екатерина Николаевна (ум. 1842), в звании камергера действительный статский советник Николай Яковлевич Ханыков (ум. 1859). Пострижены в сей обители: Иона Васильевич Темирязев, Дмитрий Васильевич Племянников, во иноцех Деонисий, и Александр Ханыков.

По сему расположению к обители окрестного дворянства, повсягодно приносившего избытки свои в пользу ее, Добрый монастырь с половины XVII столетия, т.е. с 1667 года, до учреждения духовных штатов в 1764 году, находился в самом цветущем состоянии. Довольство его зависело наиболее от того, что монашествующие не имели надобности приобретать никаких жизненных потребностей на деньги, а, напротив, будучи снабжаемы предметами первой необходимости в избытке, могли излишнее продавать и на вырученные деньги улучшать устройство обители (возведением новых зданий, украшением храмов и преумножением церковных и ризничих вещей). Так первый архимандрит обители, Варсонофий (которого, как видно по многим при нем дарам обители, любили и уважали бояре и все окрестные жители), пользуясь расположением благотворителей обители, в 1673 году, с помощью их, устроил другую архимандрическую шапку, также среброкованную с жемчугом; в 1674 году устроил третью шапку архимандрическую панихидную, по описанию вкладной книги, также значительную. Две сии шапки и третья, пожертвованная прежде сего князем Одоевским, составляли первое богатство и украшение церковной утвари Доброго монастыря и существовали до упразднения в нем архимандрии, т.е. до 1768 года, а в сие время, по Указу Крутицкой Духовной Консистории, шапки оны взяты в Москву в Дом Архиерейский, где и остались. Прочая утварь церковная по временам устроилась настоятелями, при пособии и усердии многочисленных благотворителей. Так: 1, в 1680 году устроено напрестольное Евангелие в десть, обложено бархатом рытым червчатым, на нем Распятие и Евангелисты разные позлащены, на исподней доске наугольники серебряные белые; 2, в 1687 году крест сребропозлащенный с 16 мощами, в 12 местах, в нем весу 103 золотника, устроен вкладчиками попечением архимандрита Илариона; в то же почти время серебряное кадило в 2 1/2 фунта и 4 золотника; 3, в 1690 году сделан ковчег для хранения Св. даров, и 4, в 1692 году стольник Тимофей Григорьевич Ртищев подал, по своих родителях, Евангелие александрийской бумаги в лист печатное, а цена Евангелию 150 рублей, при архимандрите Макарии. Из сих вещей остаются ныне в первобытном виде: крест с мощами, ковчег для Св. Таин и большое Евангелие, а первое Евангелие и кадило переделаны, за ветхостью.

При таком изобилии, как церковных, так и монастырских имуществ, достойные настоятели монастыря старались и о постройке зданий каменных вместо деревянных. Так, Архимандрит Макарий в 1709 и 1710 годах построил на Св. воротах церковь каменную во имя Св. Мучеников Флора и Лавра. Вероятно, по случаю ярмарки, бывшей при сем монастыре с незапамятных времен в этот день (18 августа), и в 1722 и 1724 годах архимандрит Павел, устроил в трапезе Покровской церкви придел во имя Св. Апостола Андрея Первозванного и колокольню; потом построен каменный двухэтажный корпус для Настоятельских келий, а с ним в связи конный двор; в западном же углу монастырского двора каменный одноэтажный корпус о 6-ти кельях для братии, и вокруг всего монастыря каменная же ограда.

Но такое цветущее состояние Доброго монастыря продолжалось лишь до 1763 года. С сего года крестьяне, состоявшее во владении монастыря, в числе 1339 душ, узнав, что учреждаются духовные штаты, по коим они должны были отойти от монастырей в ведение Казны, отказались от всяких оброков и стали захватывать монастырские угодья и рыбными ловлями пользовались 1763 и 1764 годы самовольно, без всякого платежа, потом в 1767 году вырубили самовольно находившуюся под монастырем вековую липовую рощу, за которую, по жалобе на них Коллегии Экономии, монастырь, однако, удовлетворения не получил; по всем этим причинам обитель начала приходить в упадок. В 1764 году, по утверждении духовных штатов, Покровский Добрый монастырь оставлен в числе штатных монастырей бывшей Крутицкой епархии.

Источники

Текст приведен по изданию: Описание Лихвинского Покровского Доброго мужского монастыря. Соч. Архимандрита Леонида. – Изд. Импер. Общества истории и древностей Российских при Моск. университете. – Москва, 1876.