От учреждения духовных штатов до настоящего времени.

1764-1864

С учреждением духовных штатов оклад на содержание монастыря ограничился; из зданий монастырских скотный двор, бывший вне монастыря, сгорел; церковь Фроловская на Св. воротах и придельная Св. Апостола Андрея Первозванного не только в кровлях, но и в самых стенах от времени и непрочности кладки обветшали; братские каменные кельи, построенные на низком и сыром месте, для жительства (по причине угарности) сделались неудобны; и все вообще строение монастырское требовало значительной поддержки, а средства (и пособия к сему) со всех сторон совершенно иссякли, так что к концу XVIII столетия Добрый монастырь находился в положении очень посредственном.

Но, как ни трудно было при скудных средствах поддерживать упадающие здания монастырские, впрочем, ревностные настоятели не переставали поправлять их, большею частью на сумму монастырскую. Так в 1768 году, по упразднении в сем монастыре архимандрии, игумен Сильвестр отстроил во внутренности настоятельского корпуса, в нижних кельях, рундук и лестницу, а в верхних мосты и потолки; в том же году построена, вместо деревянной, каменная наугольная башня. В 1770 году поправлен золотом и красками весь иконостас Соборной Покровской церкви. В 1778 году в приделе Св. Апостола Андрея Первозванного иконостас переделан, починены старые и написаны вновь некоторые иконы. В 1780 году в каменной колокольне верх, оказавшийся непрочным, разобран и перестроен вновь. Таковыми починками и поправками зданий монастырь сей начал приходить в лучшее состояние.

Указом Консистории 1802 года, марта 31 дня, в сей обители учреждена снова архимандрия производством в сан сей префекта Калужской семинарии, соборного иеромонаха Вениамина; попечением сего настоятеля, еще до посвящения его в архимандрита, в 1801 году покрыта соборная Покровская церковь новым железом, вместо бывшей тесовой кровли. В 1803 году архимандрит Вениамин отстроил внутренность корпуса настоятельских келий (и сделал их способными для жительства настоятелей) на сумму, вырученную от продажи настоятельских деревянных келий. В 1806 году архимандрит Галактион, с дозволения Преосвященного Феофилакта, епископа Калужского, сломав пришедшие в ветхость деревянные братские кельи и другие каменные ветхие здания и употребив их на бут, выстроил новый каменный корпус для братии в 12 келий, покрыл оный железом и окрасил на сумму монастырскую; здание сие окончено в 1808 году.

Таким образом, Добрый монастырь начинал приходить в должное устройство; но промыслу Божию угодно было снова подвергнуть его испытанию.

В 1813 году, апреля 5 дня, бурей среди дня сорвало с соборной пятиглавой Покровской церкви четыре угольные главы (из коих одной на куполе, а другой на алтаре проломило кровлю), также сорвало кровли с житницы и во многих местах с ограды монастырской. В 1816 году, января 28 дня, в самую полночь, каменная колокольня завалилась и раздавила находящуюся под нею теплую придельную церковь Св. Апостола Андрея Первозванного, с ризничной палаткой и братской трапезой. В это время из церковной утвари, хранившейся в ризничной палатке, весьма многие дорогие вещи повреждены, а некоторые и совсем завалены мусором, так что и при разбирании кирпича не найдены вовсе. Сие разрушение колокольни заставило архимандрита Гавриила помышлять об устроении новой каменной теплой церкви с колокольней, на особом от Соборной Покровской церкви месте, каковую он, в 1817 году, с благословения Преосвященного Антония, епископа Калужского, и заложил во имя Вознесения Господня, употребив на постройку оных собранные от доброхотных дателей 3000 руб. и взятых вперед 4250 рублей за отданную в четырехлетнее содержание монастырскую мельницу, в том самом месте, где существовала на Св. воротах церковь Св. мучеников Фрола и Лавра, за ветхостью, с Указного дозволения, разобранная; а колокольню основал при Соборной Покровской церкви.

Вскоре за сим монастырь сей постигло несчастье новое. В 1817 году, октября с 10 на 11 число, в ночи неизвестно отчего случился пожар чрезвычайный, от коего погорело зданий не менее как на 20,000 рублей, именно: 1) на каменном двухэтажном корпусе настоятельских келий сгорели деревянная кровля с горенкой, вся внутренность оного с некоторой мебелью, и половина сего каменного корпуса отвалилась прочь, а остатки стен растрескались, так что и поправить их было невозможно. 2) Каретный и сенной сараи с конюшней и находившимися в них вещами; на башне и магазине деревянные кровли также сгорели. Это несчастье, по неимению в монастыре на постройку погоревших и вновь начатых зданий, суммы, принудило того же архимандрита Гавриила обратиться к Преосвященному Антонию, Епископу Калужскому, с прошением, дабы он благоволил представить обо всем случившемся в Добром монастыре высшему Правительству, с испрашиванием на восстановление монастыря в прежний вид денежного пособия.

По сему доношению на устроение погоревших и на докончание вновь начатых зданий составлена смета в 30,000 рублей, и представлено было в том же году в Святейший Синод, который Указом от 23 сентября 1822 года, Преосвященному Филарету, епископу Калужскому, предписывал:

«Поелику представление Преосвященного Антония, бывшего епископа Калужского, с испрашиванием об отпуске на доделку в Лихвинском Добром монастыре церкви, на постройку настоятельского дома, братского трапезного корпуса и конюшенного двора, в число исчисленной по смете суммы 30,000 рублей, поступило в Святейший Синод в прошлом 1818 году, по чему предполагать можно, что с того времени поныне из числа означенных строений могли быть некоторые сделаны на монастырскую сумму, для того Вашему Преосвященству предписать Указом, чтобы донести, в каком положении находятся здания означенного Лихвинского Доброго монастыря, не сделано ли в оном с 1818 года поныне каких-либо зданий на монастырскую сумму из числа тех, на которые требуется отпуск из казны; если сделаны, то какие именно, и сколько затем нужно будет отпустить из казны суммы, и на что именно?»

Во исполнение сего Указа Преосвященный Филарет предписал игумену Козельской Оптиной пустыни Даниилу, с казначеем Доброго монастыря, иеромонахом Варфоломеем, освидетельствовать и обстоятельнейше донести, в каком состоянии находятся здания означенного Доброго монастыря, не сделано ли с 1818 года поныне каких-либо зданий на монастырскую сумму из числа тех, на который требовался отпуск денег из казны; если сделаны, то какие именно, и сколько и на что именно еще потребна сумма, вследствие чего, по освидетельствовании помянутыми игуменом Даниилом и казначеем иеромонахом Варфоломеем, донесено было, что начатая каменным зданием церковь, как была до 1818 года до половины складена, в таком положении и доныне находится; колокольня вся каменным строением кончена, колокола повешены, только не оштукатурена и до времени без главы покрыта тесом; настоятельские покои с большими монастырскими воротами и обгорелой башней также покрыты только тесом; кроме сего никакого построения не сделано. На доделку же в настоящем виде вышеозначенных зданий представили смету в 12,940 рублей. По сему доношению Преосвященный Филарет снова, в том же 1822 году, представлял в Святейший Синод об отпуске уже не 30,000 рублей, поскольку в промежутке времени некоторые постройки уже произведены на монастырскую сумму, а только 13,000 рублей* на доделку всех строений, да на уплату долгов покойного архимандрита Гавриила, забранных им на строение тех же зданий 4,900 руб. 33 коп., а всего 17,000 руб. 23 коп. На сие представление Святейший Синод предписал: «Что ассигнование сумм вообще для зданий публичных, на основании предположения Комитета Финансов, удостоенного Высочайшего утверждения, по соображениям обстоятельств, сокращено, а оттого отсрочены и предполагаемые постройки до благоприятного времени с тем, чтобы поручено было попечению настоятеля продолжать строения, до перемены обстоя- тельств, через посредство благотворительных пожертвований, или какие экономические обороты». После сего, в 1827 году, уже без представлений, а по прежнему делу относительно сего предмета, Святейший Синод назначил к отпуску на достройку зданий в Добром монастыре, в число испрашиваемых 17,000 руб. 33 коп., 4,910 руб. 96 1/2 коп., на которые архимандрит Даниил колокольню и отстроил совершенно, а церковь с прочими зданиями оставались недоконченными.

В 1828 году, вследствие прежних представлений от Калужского Епархиального Начальства, Святейший Синод назначил к отпуску на окончание вышеозначенных зданий в число испрашиваемых прежде 17,000 руб. 33 коп. еще 12,000 рублей, для употребления коих резолюцией Преосвященного Гавриила, епископа Калужского, за отказом настоятеля архимандрита Владимира по причине невозможности отлучаться от должности ректора для личного надзора за постройкой, составлен комитет из Строителя Козельской Введенской Оптиной пустыни иеромонаха Моисея, казначея Доброго монастыря иеромонаха Варфоломея, присутствующего в Лихвинском Духовном Правлении священника Кучина и Лихвинского соборного священника Василия Сахарова. Под смотрением и распоряжением сего Комитета, в 1830 году, отстроены: 1) церковь во имя Вознесения Господня со Святыми воротами, покрыта железом и окрашена медянкой; 2) в угольном корпусе братских келий, от ветхости уже завалившемся, построена братская трапеза с кухней, а наверху построен другой этаж, в котором сделаны 5 комнат с двумя голландскими печами, могущие быть или гостиницей, или временным спокойствием для посетителей; здание сие покрыто тесом и окрашено мумией на масле. В 1832 году в новоустроенной церкви Вознесения Господня старанием архимандрита Владимира на сумму, собранную от доброхотных дателей, устроен новый иконостас, и в том же году самим Преосвященным Никанором, епископом Калужским, оная церковь освящена.

Источники

Текст приведен по изданию: Описание Лихвинского Покровского Доброго мужского монастыря. Соч. Архимандрита Леонида. – Изд. Импер. Общества истории и древностей Российских при Моск. университете. – Москва, 1876.